A+ A A-
Эльбрус Эльбрус

Велопоход по Кавказу и Абхазии 2015 отчет

 Клуб "ВелоТверь" представляет велопоход Кавказ-Адыгея-Абхазия под руководством Александра Титова (г.Тверь).

Даты похода  18.05.2015 - 5.06.2015 года.      

Общий километраж 800 км.    

 Схема маршрута от Кисловодска_01.jpg                                                               

 

_02.jpg

_03_Абхазия.jpg

Трек 

Кисловодск – пос. Индустрия – перевал Кичи Балык – перевал Шитдэатмаз – Долина Нарзанов – дорога (Тырныауз – Кисловодск) - г. Джугутурлютюбе – Эльбрусский – Верхнекаменномостский – Карачаевск – Орджоникидзевский – Кумыш – Кардоникская – Зеленчукская – Кобу Баши – Преградная - Большевик – перевал Бандитский – Горное – Ахметовская – Гофицкое – Каладжинская – Мостовской – Первомайский – Высокий – Пролетарский – Губская – Хамкетинская – Новосвободная – Победа – Каменномостский – дорога (Даховская – плато Лаго Наки) – Темнолесская – Мезмай – Гуамское ущелье (железная дорога) – Гуамка – Нижегородская – Ширванкая – Апшеронск – Малько – Красная Горка – Хадыженск – пос. Станционный (поезд в Туапсе) – поезд (Туапсе – Адлер).

АБХАЗИЯ

Адлер – Гячрыпш – Гагра – Алахадзе (культурная программа)

Ссылка на карту в яндексе https://maps.yandex.ru/?um=bsuqP8b08vcl0kXmq-w2fy9jk1JUpXKf&l=map&ll=40.496893%2C43.573773&z=7

 

ВСТУПЛЕНИЕ
Чух-чух, пых-пых, поезд мчится в Кисловодск. Позади лихорадочные сборы, позади колоссальная подготовка и проработка маршрута. Позади неописуемый ужас на лице проводницы при виде нашего груза, а впереди только солнце, отпуск и горы.

Нас пока четверо. 
Александр Титов, наш «тренер» и руководитель, и по совместительству мой муж.
Юрик Долгоруков, боевой товарищ, с которым пройдены огонь и медные трубы.
Ринат Дасаев, впервые в жизни отправившийся в дальний (да ещё и горный) поход.
И я. Я Светлана Титова – единственное существо женского пола в команде. К сожалению. Но готовилась я к походу отчаянно, дабы не ударить в грязь лицом. 
Ехать нам не долго, не коротко – полтора суток. Всего полтора суток до южного теплого солнца и глотка свободы после душного вагона. Вот мы и едем, коротаем время воспоминаниями о прошлых походах. Но конечно, больше всего волнует предстоящее.
- Километраж небольшой, - пожимает плечами Саня, - всего 60-70 километров в день. Осилим, ничего страшного.
И правда, кого могут напугать какие-то 60км в день? 
И до приезда в Кисловодск мы пребываем в радостном предвкушении приключений.

 КИСЛОВОДСК

На вокзале в Кисловодске нас встречает Григорий, последний член команды. Самый опытный и накатанный из нас, намотавший уже тысячи километров по горам. 
Собираем велосипеды на перроне. Точнее, собирают ребята, а я «дай-подай-не мешай». Режу скотч и пакеты, срываю пленку, поскольку от велочехлов стратегически решили отказаться для экономии драгоценного места в баулах. Все драгоценное место мы займем провизией и водой на три дня вперед.
Сам город показался нам после серенькой воробьиной Твери расписной шкатулочкой . Горбатые аллеи и улочки уходят невероятными подъёмами резко вверх. Мы едем на смотровую площадку по тенистому парку и любуемся открывшимся видом.
Ух и укатал нас городок! Весь он состоял из холмиков, резких поворотов и тупиков, так что мало нам не показалось. А ведь мы даже не встали на маршрут. Впереди сегодня 30 километров. И не просто километров, а два перевала.
По прошлому алтайскому опыту перевалы нас не пугают, однако нельзя терять время. Мы полностью готовы. С собой у нас около 10ти литров воды и провизия на два с половиной дня, купленная на выезде.
Мы выезжаем из города. Хотя сложно сказать «выезжаем» - мы медленно выползаем по огромному подъему со скоростью не более 10ти км/ч. К моему удивлению и негодованию, за час мы проехали смешные 7-8км! А подъем не только не кончается, а становится всё круче. И вот мы уже идём пешком. Сложно толком написать про это начало путешествия, даже эмоций не было. Просто слаженная и монотонная работа тела, преодолевающая силу притяжения. Ленточка дороги петляет поворотами, и ты гадаешь – будет ли там спуск или очередной виток подъема? Мы просто идём вперед, и смотрим под ноги. Иногда останавливаемся передохнуть и озираемся. Нет, это не скалистые горы нас мотают, а поросшие жесткой травой холмы. Далеко внизу лежит город, мы какое-то время оборачиваемся, пока он не скрывается за чередой поворотов. Такое чувство, что есть только мы, дорога и большие птицы, кружащие над холмами. Солнце садится.

В сумерках мы берем первый перевал. Более 15 км на подъём.
Надо же, у него есть вершина, - вяло удивляюсь я про себя. Вершина – это хорошо, это отдых, это несколько километров спуска.
Ах, как же быстро кончился этот спуск! Холодный ветер в лицо, скорость, и всего 5 километров, промелькнувшие стремительно. И снова тяжёлая работа, путь вверх по серпантину.
Я не боюсь таких перевалов. В них нет ничего сложного, нужно только крепкие ноги и терпение. Рано или поздно, они кончаются. Мы идём пешком по ровной дороге. На нас опускается темнота и усталость.
Начинает ныть колено. Это – моя ахиллесова пята. Сколько сил и времени стоило мне его восстановить, писать не стану. Но нянькалась я с этим несчастным коленом всю дорогу, а в первые дни и вовсе не знала, как оно себя поведёт. 
- Вы можете и не завтракать, - смеялся в поезде Юрик, глядя, как утром мы с Саней поглощаем горсть таблеток с глюкозамином, рыбьим жиром и хондопротекторами. 
А вот сейчас он не смеется, а тащится где-то в полутора километрах позади. Ему сегодня тяжелее всех, у Юрика всего 140км наката перед походом. Его фонарик скрылся где-то за поворотом. 

Вокруг темнота, а впереди этот бесконечный второй за сегодня перевал. Передышка. Ждем Юру и начинаем есть наш будущий завтрак – сгущенку и печенье. Такими темпами нам не хватит провизии и на день. Потом просто молча идём в темноте, выключив фонарики для экономии. Где-то далеко, на горизонте, огонек. Видимо, это вершина. Ночной перевал забирал последние силы. Ещё немного, и мы бы встали на ночёвку. 

Я даже не помню, как он кончился. Просто темный асфальт нырнул вниз и мы почувствовали, что идти легко. Скоро мы неслись в темноте на спуск по крутому серпантину – страшно и холодно.

 

                                                                                                    ДОЛИНА НАРЗАНОВ


Мы спускаемся в Долину Нарзанов, теряя по дороге драгоценную высоту. Мы карабкались, обливаясь потом с 800м до почти 2000м, что бы потом за каких-то полчаса спуститься до 1100м! Ну где справедливость?
Спускаемся с остановками, жалея тормоза. Я трусиха и еду последняя. 

Наконец-то отдых, лагерь, горячая еда и чай. Наконец-то можно вымыться в ледяной воде и насладиться покоем. Мы встали на территории заброшенного санатория.
Ужинаем прямо из котелка, сидя вокруг него. Ничего вкуснее этих макарон в жизни не ела. 
Уныло плетусь на речку мыть котелок, и вдруг вижу небо. Мамочки, словно кто-то щедрой рукой посыпал его крупными сияющими осколками! Нигде не увидишь такое небо, только в горах. И мы ложимся спать, просто с ног валимся. Мы одолели за первый день (19 июня) 47км.

Утро в Долине Нарзанов солнечно и приветливо. Теперь мы видим весь санаторий, обшарпанные корпуса, железный забор. Идем пробовать тот самый нарзан. Источник пузыриться на берегу реки в небольшом углублении, обложенном камушками. Вода горчит и немного кислая, но наверно, полезно. Заливаем во фляжки, в хозяйстве все пригодится. 
-Сегодня будет тяжело, -во время завтрака Гриша демонстрирует карту. 
-Как? Ещё хуже, чем вчера? - не верю я.
Сегодня надо проехать 60 километров. 
-Ну, надо, так надо, - никто не спорит. И мы начали восхождение.

 

                                                                                              ПЛАТО 20 мая


То что это не перевал в обычном смысле слова, я заподозрила уже в середине дня. После допроса с пристрастием, мне объяснили, что мы поднимаемся на плато. 
Кстати, слово "ехать" сегодня у нас не актуально. Как угодно - тащиться, плестись, ползти, но только не ехать. Я уже подозреваю, что в этом походе мы вообще ездить не будем, а будем каждый день топать по 60км пешком на подъём.
День мы проводим следующим образом - идём без остановок сколько можем, а потом умильно любуемся на витки дороги внизу, которые мы одолели. И тихо радуемся, что уже повыше. Этакое удовольствие мазохистов. Солнце шпарит во всю, сжигая обнаженные руки.
Часам к четырём дня интервалы между остановками становятся совсем небольшие. Я стараюсь хотя бы сделать 10 шагов без остановок и загадываю камушки на дороге, до которых надо бы дойти. Мы по дороге делаем привалы и перекусываем хлебом с салом, но даже этот нехитрый допинг не помогает.
За очередным поворотом наверху слышу восторженный крик Гриши. 
Божечки, неужели спуск, - радостно думаю я и делаю последний рывок.
Ага, счас мне. Гриша увидел Эльбрус. 

Точнее кусочек, самую верхушечку горы, торчащую над холмом. Верхушечка снежно белая и сильно меня не радует.
-Лучше бы спуск, - расстраиваюсь я.
Но признаться, и Эльбрус хорош. Мы дотащились до обзорной площадки на краю шоссе. Там две беседки и сараюшка, в котором хлопочет местный дядечка. 
-Может, у вас есть еда? - деликатно интересуемся мы.
-А что хотите? - ворчит дядька, неохотно отрываясь от дел.
- А что у вас есть? Мы все хотим! Молоко, шоколад, что угодно.
- Нет ничего, не сезон. Но есть чай. Хотите? - дядька вдруг добреет и улыбается.
Ещё бы, да-да, мы хотим горячий чай, это как раз то, что надо! 
И вот представьте - мы сидим на лавочке с видом на белоснежный Эльбрус и пьём чай из маленьких пиалок. И доедаем последние печенья. Больше печенья у нас нет.

Кстати, у нас мало хлеба, нет сахара, на исходе вода, а к цивилизации мы сегодня не выйдем. Благодарим дядечку "спасибой" и денежкой, и продолжаем идти.

По дороге мы видим кусочек снега. И не на Эльбрусе - а прямо возле дороги! Его можно потрогать. Ребята, словно дети, сразу уселись в него задницами и лепили снежки. Я тоже потрогала снег. Как настоящий, хотя это словно какой-то подвох. Светит солнышко - и тут тебе снег.

Уже стало ясно, что норму в 60км мы не сегодня не выполним. Тем более, что мы видим выход на плато. Выглядит он просто отвратительно, это поворот с идеально ровного асфальта на разбитую грунтовку. Не могу передать и часть своего ужаса, потому как грунтовка уходит отвесно вверх. 
-Вот СЕЙЧАС будет тяжело, - это говорит Юра.
Да, я вижу и охотно верю.
Но все оказалось не так страшно. После адского каменистого подьёма мы даже смогли ехать. Местами. В промежутках между огромными раскидистыми лужами. Я внимательно смотрела на дорогу, что бы не наехать на камень и не поскользнуться в грязи. На этой самой грязи чётко выделялся огромный, больше моей ноги, медвежий след. А рядом поменьше, видимо, медвежонок. 
-Отлично, - думаю я, чудом избежав падения в грязь. Следы эти долго виднелись на дороге.

На повестке вопрос - что делать и где вставать на ночевку? У нас нет воды. Её просто в обрез. Критично разглядываем очередную грязную лужу. В принципе, если прокипятить...
- Нет! Это нельзя пить! - брезгливо возмущается Ринат, - Но, может, мы найдем лужу почище и процедим воду, ну... через носок. Чистый носок. 

Вот оптимист! Лужи абсолютно одинаковые.

Решили ехать до первого снежника. Изредка они белели вдоль дороги. Через несколько километров мы заметили один и встали на ночёвку. Ринат с Гришей отправились за снегом. А вернулись - с целым котелком кристально чистой воды! Мы случайно набрели на родник, бьющий из камней, потому то наш снежник и сохранился. А это значит, что у нас нет проблем не только с питьевой водой, но можно даже помыться! 

Правда, мыться никто сегодня не отважился. Солнце скрылось за скалой и сразу стало невыносимо холодно. Мы на высоте более 2500м. Я даже не поверила, что так быстро может измениться температура. Сразу понадобились перчатки, шапка и шерстяные носки. 
- Это ж горы, - ехидно говорит Гриша, глядя на мои синюшные губы, - чего ж ты хотела?
Меня колотит, как в лихорадке, от холода и усталости. 
Варю гречку. Собственно, только ради тепла, поднимающегося над котелком. Так плохо я себя давно не чувствовала. Чувство, словно тебя закатывали в асфальт. Ледяной сверкающий Эльбрус забрал у меня остатки сил. 

Пока я трясусь над котелком с кашей, Саня сгребает в кучу свои объективы и отбирает камеру у Гришы.
- Пока не стемнело, - проникновенно объясняет он и уходит в сторону мерцающей белым горы. У Эльбруса сегодня серьёзная фотосессия.
Через добрых 40 минут он возвращается и заставляет нас резать помидоры и мешать ложкой в котелке на камеру. Я вредничаю и не хочу сегодня быть кинозвездой.

Спать ложимся вчетвером в одной палатке. Я, Саня, Юрик и Ринат. В зоне риска только Юрка, у него летний спальник. Остальные трамбовали в баулы зимние громоздкие тюки, мы намерзлись на Алтае. Не боится и Гриша, он полярник.
- Дык разве это холод? Тьфу, а не холод, - презрительно заявляет он.
И мы проваливаемся в сон. Осилено ровно 30км.

 

                                                                                              Утро 21.05.

 

Мы на восточном склоне холма и солнце уже высоко. Вылезаю из палатки с заветным желанием - вымыть голову. Вода из источника ломит затылок и бодрит. 

Можно рассмотреть наше плато. Это - желтоватые холмы, пузырящиеся вокруг. Здесь нет деревьев, здесь пустынно и голо, здесь ветер налетает порывами с гор. Прямо перед нами - главный Кавказкий хребет, он тянется вдоль горизонта. И возвышается великанский белый Эльбрус. До него совсем близко, кажется, рукой подать, всего километров 40 до подножия. Но впечатления обманчивы, знаю. 

Каша, чай, вялые сборы - походная бытовуха. Выезжаем.

Фото с флагом ВелоТвери на фоне Эльбруса, а также множество и других фотографий (вы их увидите в фотоотчете) сделаны именно сегодня утром. Сегодня мы попрощаемся с горным хребтом и пойдём на спуск.

Но пока мы двигаемся по плато. Все еще поднимаемся, хотя, казалось бы, дальше некуда. Подъемы каменисты и круты. И усеяны огромными навозными кучами.

- Животные все же слабее нас, - говорит Ринат и мы смеемся в голос. На некоторых подьёмах действительно немудрено осрамиться. Конечно, до такого не дошло, но легко представить.

Эльбрус теперь у нас прямо за спиной. Иногда мы оглядываемся. Особенно часто Гриша и Саня. Гриша - тоскливо, ему жаль уходить. Саня - хищно, он в поиске новых ракурсов и редких кадров. 

С появлением некоторых признаков человеческого жилья, дорога робко начинает идти на спуск. Жилье большей частью заброшено, это временные хижины пастухов.

За очередным поворотом видим густой лес, далеко расстилающийся вниз. В него предстоит спуститься по крутому серпантину лесной дороги.

- Бога ради, осторожнее, - стращает меня Саня. 
Умоляю вас, да я сама осторожность. И мы начинаем спуск.

Что ж, спускаться, каким бы не был опасным и сложным спуск, это не подниматься. Гораздо, в сотни раз легче. Спускались мы на тормозах около полутора-двух часов. Руки болят у всех, а я обладатель кумачёвых мозолей на ладонях - мои перчатки затерялись утром в ворохе вещей. Скорость не более 20км в час, да и то на самых удачных отрезках. В лесу сразу стало как-то поуютнее, появились комарики, зашумела речка. Спустились мы на высоту примерно 1200м (с 2500м, если кто забыл).

Есть хочется невыносимо. После завтрака удалось перехватить в пути только кусок батона, да и то на бегу. А уже 4 часа дня. Я жутко раздосадована таким безобразным отношением к режиму. К чёрту поиски идеального места обеда, падаем прямо на дороге! Начинается крупный дождь.

-Это батюшка Эльбрус плачет, - растроганно бормочет Гриша.

Нет, -злобно думаю я, чистя картошку в суп, -это рыдает перевал, мы ехали по нему не в ту сторону. 

После обеда - повеселее. Дождь быстро кончился и ронял последние капли нам зашиворот. Едем вниз вдоль реки. Дорога очаровательна, живописна, но я жду от неё подвоха. Ну не может существовать дорога без подъёмов! В моём воображении таковых не существует.

Однако подъёмы отсутствуют! С наслаждением подкручиваю педали, немного увеличив скорость. Вот оно - счастье, просто ехать.

Река Худес - бурная, шумливая, петляет острыми берегами то слева, то справа. Мостики пересекают её, повинуясь прихоти резких изгибов. Вот это мне по душе! Огромные седые елки громоздятся по берегам, притоки ручейков обеспечат нас водой хоть на неделю. Уютненько так, тепло, после холодной горной пустыни.

Выезжаем на шоссе в сумерках. Где-то недалеко - поселения людей. У них есть сахар, сгущенка и пряники. 

- И пиво, - мечтательно говорит Юра. - Холодненькое пиво.

Впрочем, пиво и пряники под угрозой, стремительно темнеет, а до магазина километры и километры. Не говоря уж и про время их работы - глупо расчитывать на круглосуточные супермаркеты в глухих деревнях.

                                                                                             КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССИЯ

Сложилось все неожиданным образом.
Возле шоссе обширная стоянка. На ней скучает дядечка в старом жигуленке. 
- Вах-вах, - цокает он языком, - Это вы откуда?
Объясняем, рассказываем.
Мы в Карачаево-Черкессии, суровом заброшенном крае, не балованном туристами.

- А далеко у вас тут магазин?
- Да не, на машине за полчаса вернемся. Хотите, отвезу?
После колебаний, соглашаемся. Поедут, само собой, не все. Уезжают Саня и Ринат, мы ждём.
- Купите печеньки, - прошу я.

Через полчаса ребята вернулись с покупками. Дядечка, которого мы приняли за вольного таксиста, от денежного вознаграждения отказался наотрез.
Он – ветеринар, и привык помогать и животным, и людям.

Встаем прямо у шоссе в первых же кустах. Кусты маскируют палатки, но место ненадежное, костёр мы не разводим.

Я – заведомо самый слабый член команды, но пока не отстаю, темп щадящий и размеренный.
Единственная моя проблема – температурный режим, я не просто мерзну, меня трясёт мелкой дрожью с наступлением темноты. Мерзну я на ветру и в холодной воде, мерзну на стоянках и на спусках. Мне почти постоянно холодно.

Ночью я чувствую, как противно закладывает нос, а в горле поселяется царапающая боль. Я заболела.

                                                                                                     22 мая

- Выглядишь ты не очень, - утром делает мне комплимент муж, - Заедем в Карачаевске в аптеку.

Но до Карачаевска добрая четверть сотни. Поэтому делаем привал в первом населенном пункте возле магазинчика. Дорога легкая и гладкая, скорость почти невесома и ничего нам не стоит.

Магазин... Как много это значит для нас, не балованных последние дни ничем, кроме макарон с тушенкой. Парни берут по бутылке пива, я робко прошу чашку чая, горло болит невыносимо. Чай мне выдают тут же.
- Не надо денег, он ничего не стоит, - улыбается женщина за прилавком. Я покупаю трубочку со сгущенкой. Вкусно.

Возле магазина останавливается машина, оттуда выходит дородный мужчина и оглядывает нас. Пошарив в кармане, он галантно преподносит пупырчатый огурец.

- Бэз химии. Для дэвушки, - объясняет он.
Огурец «для дэвушки» сладкий и хрусткий. И без химии. Спасибо.

Скоро мы в Карачаевске. Сидим в небольшой закусочной. Дело в том, что ребята собирают коллекцию шаварм в значимых местах и стараются не пропускать ни одной забегаловки. Шаварма тут называется «гиро» и получает от нас четвёрку с минусом. 

На Карачаевск опускается удушливый полуденный зной. Видно, как дрожит воздух в солнечных лучах. Мы проезжаем город, словно в тумане. Ноги неохотно работают и медленно вращают педали.

-Вот только-только потеплело, еле дождались, - словоохотливо делятся продавщицы-хохотушки в магазине. Мы покупаем провизию на вечер. 

Я уже слабо соображаю от жары и болезни. К горсти моих утренних таблеток добавляются лекарства от простуды. Пока мы едем – вроде ничего, но на остановках накатывает слабость. 

У нас начинается прогонка километров.

Карачаево-Черкессия – край неприхотливых и выносливых людей. Но они добры к нам и приветливы. Стараются поговорить и желают удачи. Здесь тоже нет деревьев, только чахлые кустики в огородах страдают от засухи. А засуха жестока, и ничем не милосерднее холода. Наша дорога длинная, прямая и скучная. Жарко. Иногда мы останавливаемся и отдыхаем. Но стоять ещё тяжелее, чем ехать. С жалостью смотрю на дохлые цветочки на клумбе, уже чернеющие от солнца. Очень хочу их полить, но воды во фляжке почти нет. Мы проезжаем станицы, я даже не помню их название. И каждая словно состоит из раскалённого асфальта, на краю которого прилепились пыльные домики. Ну почему здесь нет деревьев?

Встаём прохладным вечером возле станицы Сторожевая. С завистью слушаю, как ребята плещутся в ледяной речке. Я тоже отчаянно хочу мыться, но организм не простит мне очередного издевательства. Поэтому я сижу в двух кофтах и шерстяных носках. Грязная, пыльная и потная.

- И шапку надень, - говорят мне, - жарко кости не ломает.

Хорошая идея. Прячу немытые космы под шапкой. Мытьё головы становится несбыточной далёкой мечтой.

Сегодня меня освободили от кухонных обязанностей по состоянию здоровья. Поэтому я сижу на берегу и рисую пасущихся лошадей. Ребята разжигают костер и готовят еду. Вкуса я не чувствую и ползу спать в палатку.

                                                                                               

                                                                                          Утро 23 мая.

Подъём. Я с крестьянской хитростью набираю в пустые бутылки воды из речки, кладу на солнце. Пока мы завтракаем и собираемся, вода становится приемлемой температуры. С наслаждением мою голову. Гори оно всё синим пламенем.

Подводим итог – за последние два дня мы отмахали 144 километра и разменяли третью сотню. Неплохо.

- Сегодня у нас перевал, - Саня сверяется с графиком.
- Ну и что. В первый раз, что ли?

Едем по шоссе в станицу Преградная около 20ти километров. Станица обширная и разлапистая, в ней даже есть парк с угодными моему сердцу деревьями. По дороге нас тормозит полицейский патруль. 

- Вы не туда едете, - заботливо направляет нас мужчина в форме, - шоссе в другой стороне.
- А нам не на шоссе. Нам на Бандитский перевал.
- Ого! Ну вы даёте! Чего вы там забыли?
- Мы не ищем легких путей, - гордо говорит наш Тренер, - А где тут у вас можно покушать?
- Недалеко, через километр поворот, там кафе. Счастливой дороги!

На выбор два кафе – «Березка» и «Княжеское подворье». Идем в «Березку», это звучит как то бюджетнее.
Ну и объелись мы в этой «Березке»! Еда почти домашняя, очень вкусная и недорогая. Картошка, котлетки, суп, жареная рыбка и горячие пирожки.
- Я больше не могу, - стонет Саня, с трудом запихивая в рот последний кусок чебурека, - поехали скорее, я сейчас лопну.

С великим трудом садимся на велосипеды и выезжаем из станицы. Сразу понятно, почему станица называется Преградная. Прямо перед собой видим длинный горный кряж, идущий вдоль горизонта. Перед преградой. Нам туда, на самую вершину, брать высоту 600-700м, если не ошибаюсь.

- Перевал коварен, - говорил Юрик в первый день.
Но этот перевал – самый честный из всех на нашем нынешнем пути. Мы видим его вершину, он не прячет её за чередой поворотов. И он даже предлагает нам три пути на выбор, как в сказке – «налево пойдешь…».

Или как в игре – три уровня сложности. Первый, самый длинный и пологий путь – «Новичок». Второй, покруче, видимо, «Любитель». И «Профессионал» - узкая тропинка отвесно петляет по склону, срезая добрый пяток километров. 
Уныло тащимся брать «Новичка».

Перевал грунтовый, каменистый и невероятно длинный. Некоторые отрезки с трудом проходимы даже пешком. Пожалуй, это самый тяжелый перевал в этом походе. Дорога размыта весенними водами и усеяна противными камушками.

Камушки как то подозрительно ловко залезают мне в кроссовок. Я смотрю на подошву. И точно! В ней зияет огромная дырка, оттуда на меня печально смотрят собственные пальцы. А в начале пути там была маленькая трещинка!

-Ну ты нашла в чём поехать! – негодует муж. Сам он ковыляет по камням, как парализованный кузнечик. На новеньких велотуфлях, вот беда, не гнётся подошва.

Штурмовали гору несколько часов. Моя выносливость потихоньку даёт трещину. Я последняя, и нет смысла это скрывать. Ребята помогают мне на самых тяжелых подъёмах. Я уже безропотно и покорно отдаю им велосипед. Скоро вершина. Отдых. Спуск.

На вершине, нахохлившись, сидит Гриша и ждёт нас. Снова дует ветер. Холодно. Уезжаем, толком не отдохнув.

Дорога после перевала идет, само-собой, вниз, спуск длинный и пологий. По камням, размытой колее, вдоль чахлой горной растительности. 

Через пару километров падение у Рината. Скорость небольшая, но мелкие камушки работают по принципу мясорубки. Его нога выглядит, как после укуса, зараженного зомби-вирусом. Знаете, такой красновато-синий отек на бедре, украшенный красной шрапнелью от мелкого гравия, с красной глубокой ссадиной посередине. Привал.

Перекись, антисептик, бинт. Можно ехать дальше. Жить будет.

Начинаются подъёмы. 
-Какого черта они здесь взялись? – устало думаю я, влезая на очередную горку. Словно Бандитский перевал раскидал здесь свои лучшие куски мне назло.

- Можно встать где-то через пять километров, но вообще, нужно ехать до Ахметовской, - озабочено говорит Саня.- Ещё километров 16. Ты как?

Скоооолько? – не верю своим ушам. 
Но проклятая гордость вылезает вперед меня.

- Нормально. Я могу ехать, - равнодушно говорю я. – Но не хочу, - прибавляю честно.
- Ладно, поехали, - торопят меня.

Очень скоро моё «не хочу» превращается в «не могу». Да я не проеду по такому рельефу, я умру гораздо раньше. Неужели никто не понимает?

На очередной горке меня жалостливо ждут, наблюдая, как я ползу по разбитой колее.
И я срываюсь. Первый и последний раз в этом походе. Бросаю велосипед и бегу реветь в поле. От усталости и обиды.

- Съешь сникерс, - пытается умаслить меня Саня. 
Как будто какая-то жалкая шоколадка может решить хоть часть моих проблем! Я бедная-несчастная, мне себя жалко.

Мне стыдно за слабость, но срыв – это психологическая разрядка. Не так уж я и устала, если разобраться. И вполне могу ехать. Меня пожалели, дали шоколадку и пообещали стоянку в первом же подходящем месте.

Мы ищем стоянку ещё 13 с половиной километров (а я мстительно считаю их, разве что в чёрную книжечку не записываю). Еду последняя и отчаянно всех ненавижу.

Наконец-то встали! Поле, кустики, крутой берег речки. 

На робкие Гришины вопросы типа: «что мы сегодня готовим?» и «сколько в это надо воды?», злобно бубню из палатки, что пора бы уже и самому все знать и не лезть с глупостями.

Как правило, приготовление ужина, за редким исключением, происходит так. 
Двигателем процесса, несомненно, является Гриша. Он молниеносно ставит палатку, словно она лежит в бауле уже собранная, выволакивает пакеты с провизией и организовывает котелок с водой. После кипения задает эти традиционные вопросы – «что?» и «сколько?» Обычно мы в это время только находим место для палатки. 
И тут уже, бросая все дела, сломя голову, бегу к котелку я. Дабы не наварилось без пригляда там чего непотребного, несъедобного, да и не в нужном количестве. Насыпав всего, чего надо, оставляю Гришу важно помешивать ложкой в котелке.

Не исключение и сегодня. Ворча, вылезаю варить макароны. 
Потом приходят ребята с речки и включаются в ежедневный конвейер нарезки салата. Помидоры, огурцы, чеснок. Лук.

С луком – целая отдельная история. 
Однажды, на раннем привале, вижу дивную картину.
Ринат запихивает в рот сразу половину луковицы. И пытается её прожевать. Лицо скривилось, как от оскомины, глаза покраснели и слезятся, в них скорбь всего еврейского народа. Он хватает ртом воздух и стонет:
- Уберите кто-нибудь этот лук!
- Ты зачем его ешь?
- Я не могу его не есть! И есть тоже больше не могу....
Ребята - Саня, Ринат и Юрик, - все любители острого, перчёного, жгучего. Их невероятные страдания я наблюдаю регулярно - хоть картину пиши.
- Экстрим для ленивых! - смеются они.

Смешные они все-таки, и веселые. После мытья и еды я уже всех люблю, ценю и уважаю. Мы ложимся спать. За плечами 63 километра.

                                                 

                                                                                               Утро 24 мая. 

Просыпаемся от звучных металлических ударов. Ничего страшного, просто к нам на стоянку заявилось стадо коров. На шеях у них не колокольчики, как принято думать в городе, а настоящие ударные инструменты. Глупые буренки таращатся на нас, теряя навозные кучи. С собой они привели целый рой мелкой мошки. Теперь мы без остановки чешемся.

К завтраку мы как то заранее забыли подготовиться, поэтому наскоро пьём чай и едем завтракать в Ахметовскую, она буквально в паре километров. Тут уже настоящая русская глубинка с бревенчатыми домиками, курами и яблонями. Покупаем хлеб,творог и колбасу, завтракаем на зелёной травке.

Пока едем, я формулирую идею нашего похода. 
Не знаю, зачем сюда ехали остальные, но я ехала Страдать. Именно так - с большой буквы. Сейчас я буду сложно объяснять.
Пока мои подруги лежат на пляже с бокалом мохито, что делаю я? Я кручу педали по 10 часов в день, таскаю неподъёмный велик с баулом, потею, пачкаюсь, ем немытые яблоки, в конце-концов.
А зачем я это делаю?
Дело в том, что заслуженный сон после тяжелого дня крепок и здоров. Еда станет вкусной, только если ты голоден. Простая вода покажется нектаром под палящим солнцем. И впечатления, не размытые ветровым стеклом автомобиля, будут по настоящему яркими и ценными.
Без Страдания нет Удовольствия. Поэтому я здесь.

- Ну ладно, хватит сидеть. Поехали страдать, - смеются ребята, но они меня понимают, я знаю. Мы все тут такие.

И мы целый день едем по асфальту. Мелькают станицы, никаких гор и в помине не видно, будто и нет их. Равнина. Прямо подмосковный пейзаж. 

Единственное развлечение - продуктовые магазины. Намечается опасная тенденция к перееданию. Больше никаких опасностей сегодня нам не грозит.

Правда вечером асфальтовая дорога линяет в грунтовку, посыпанную щебнем. И подкидывает небольшой перевальчик. Тьфу, а не перевальчик. Прыщик какой-то.

Ребята даже не замечают, крутят себе. Я топаю ножками, развлекаю драгоценное колено изменением нагрузок.

Скоро выползаем из леса и спускаемся в деревушку у подножия. У ребят - страшная потеря. На колдобинах в лесу соскользнула с баула большая бутылка купленного впрок пива.

И тут я вижу целую стайку белых козлят, они пасутся у дороги. 
- Божечки! Какая прелесть! - сюсюкаю я и бегу к ним, бросая велосипед и все на свете. 
Я питаю слабость к подобным "зайчикам", но глупые детёныши пугаются неимоверно и удирают. Бегу за ними. Не сразу удается приманить их остатками хлеба. Я бы там до ночи сидела.

В деревне ждёт довольно раздраженный Юрка. Куда это мы запропастились, подозрительно интересуется он. Что смеет отвлекать нас от магазина с пивом?

Справляемся у местных насчёт стоянки. 
- Да вон там можете встать, прямо за рекой. Только вброд перейдите, - советует мужичок. Он собирает нечто неустойчивое из гнилых досок. 

Следуем совету и встаём прямо в селении за речкой. Хорошо тут. Костерок, чай, ужин.

Сегодня пройдено 86 километров. Ложимся спать.

                             

                                                                                  25 мая. 
                                                                     ДОРОГА В МОНАСТЫРЬ
Монастырь
Не помню точно, как он называется, этот монастырь, кажется, Свято-Михайловский. Но дорогу туда помню хорошо.

Монастыри, как правило, строятся на возвышениях. А мы снова в предгорном районе. Дальше можно не объяснять. Нам наверх, наверх и ещё раз наверх. Надо подняться метров на 400-500. То есть 10 километров в горку. Половина Бандитского перевала.

Грунтовка, щебень, пыль.
- На следующий год поход будет по равнине, - в сердцах говорит Саня. – Здесь невозможно ни ехать, ни идти!
Поднимаемся пару часов. Нам несладко – жарко, душно, пыльно. 

Дошли. Монастырь понравился, ничего себе такой. В его стенах прохладно и тенисто. Вокруг кафешки, палатки с сувенирами, автобус с туристами. На сером ослике катают детей.
- Но не стоило строить его так высоко, - досадую я. 
Кажется, мы уже в Адыгее, в самых её популярных и посещаемых местах. Но мы вышли не по туристической дороге, а по тропе для местных.

Моя простуда, на пару дней задремавшая в организме, снова цветёт пышным цветом. Теперь я кашляю, как курильщик с сорокалетним стажем. И чувствую - подскакивает температура.

- Достаточно ли качественно мне сегодня страдается? – интересуются у меня.
Да, спасибо, как раз то, что надо.
Плохо мне или хорошо, но надо ехать дальше.

                                                                                                     АДЫГЕЯ
Теснина
Через несколько часов езды по асфальту, мы в Каменомостском. Это – небольшое поселение городского типа. Здесь есть кафе, заправки и большие магазины. И аптека. Мой рюкзак уже похож на чемодан врача. Я беру сироп от кашля.

Идем в магазин за продуктами на вечер.
- Только не покупайте больше лука! – кричит вслед Ринат.
Добро. Мы берем адыгейский сыр. А вместо лука Юра кладёт в корзинку жгучий перец.

Через пару километров нас ждут водопады Руфабго.

ВОДОПАДЫ РУФАБГО

Руфабго Девичьи слезы

Вход в скалистое ущелье стоит денежку. Велосипеды оставляем у ворот.
- Я присмотрю, мне их хорошо видно, - обещает улыбчивая девушка на кассе.

Ущелье. Глубокий скальный разлом. 
Словно мы спустились в сырой колодец. Здесь влажно и прохладно, как в джунглях. Огромные деревья оплетают мощными корнями скалы, цепляясь за жизнь. Узкая тропинка петляет между замшелыми валунами. Особенно опасные участки заботливо огорожены перилами. 

Водопадов несколько – шесть или семь. У каждого своё название: Три братца, Сердце Руфабго, Девичьи косы. Сами водопады довольно скромные, бесплатные алтайские были гораздо больше, выше, шумнее.

Здесь совсем по-другому. Такого в своей жизни я ещё не видела. И время летит незаметно.

Вылезаем из ущелья в полном восторге. Уже опускается вечерняя прохлада. У нас поздний обед.

- Сегодня будет трудно найти стоянку, - задумчиво говорит Гриша. 
- Это почему?
- К воде подходы больно крутые, здесь везде ущелья.
Расстраиваюсь. Значит, стоянка без воды. Значит, не помыться.

К вечеру видим обширный гостиничный комплекс - бревенчатые домики, кафе-павильон. 
- А может, здесь переночуем?
- А давайте, - никто не против.

Гостиничный комплекс носит гордое название «Государева поляна». Палатки на территории ставить нам запрещают. Это не эстетично.
- А куда вы будете, простите, в туалет ходить?! - брезгливо возмущается администратор, - кафе в десять закрывается! 
Заведение помпезное, но в отсутствие туристов нам идут на встречу. И после мучительных согласований вручают ключи от двух домиков. Выходит по 600 рублей с человека, по местным расценкам, почти бесплатно.

Здесь есть все, по чему я так тосковала! Кровать, подушка, электрическая розетка. И самое главное – белоснежная душевая кабина! О да! Сижу в ней почти час.

Никуда не торопимся, сегодня мы отдыхаем. Не спеша, готовим ужин. Болтаем, смеёмся. Во дворе есть столик, мы сидим на удобных скамейках. Нам хорошо. Мы проехали сегодня 43 километра.

                                       

                                                                                         26 мая. ЛАГО-НАКИ.

День начинается мирно и солнечно. Мы заняты подъёмом на плато Лаго-Наки. Подъёмы настолько стали частью нашей повседневности, что мы перестали обращать на них внимание. Всё полого и проезжаемо 1\2- 1\3, но подъёмы - все же не равнина. Здорово изматывают. Припекает солнце.

Да что там припекает! К обеду оно жарит нас на асфальте, как на сковородке!
- Ну что за ужасный климат - то жарко, то холодно! - страдаю я.

По дороге куча палаток с сувенирами, мёдом, чаем, орехами. Все дары юга у наших ног. Останавливаемся у деревянного расписного городка с затейливыми резными украшениями. Привал.

Прошу чаю у маленькой женщины в цветастой косынке. Она наливает мне кружку кипятка из чайника. Здесь живёт супружеская пожилая чета, художники, они режут из дерева, рисуют картины и продают туристам.
- Серёжа, нужно раскрасить ворону, - звонко зовёт женщина, указывая на деревянную фигурку птицы. Так мило. Я бы тоже так хотела жить.
Нужно ехать дальше. 

После полудня мы наверху. Наконец-то. Поднялись почти на 700м. Это многочасовой труд, мы устали. 
Но что такое плато Лаго-Наки, так и не узнали. Наш маршрут сворачивает с шоссе в лес. Путь в станицу Темнолесская.

Ох не зря ей дали такое название! Потому что дальше начинается какой-то кошмар.

В лесу идёт дождь. Именно так - он не начинается, он просто уже там есть. Сразу темнеет, над головой нахлобучиваются тучи. Дождь висит над лесом уже давно, с утра - это точно. 

Как я пережила дальнейшее, даже не знаю. 

Дорога состоит из глубоких оврагов. Вверх-вниз, вверх-вниз. Все размыло, раскисло. Скользкая глина, везде вода, грязь, слякоть. Колеса не крутятся, их залепило, зацементировало. Копошимся на дне этих оврагов. Там больше всего грязи и воды, она стекает туда ручьями. Дождь не проливной, а мелкий и колючий, это надолго. На несколько дней. Мы поскальзываемся, роняем на подъёмах тяжелые велосипеды.
Да как я смела страдать хоть минуту на благословенных асфальтовых подъёмах? Теперь везде вода, она хлюпает в кроссовках, течет за шиворот, лезет в баул с сухими вещами. 

И холод. Он приходит уже через час и остаётся со мной. Не знаю, сколько мы возимся в грязи. По-моему, бесконечно.

Проходим какие-то домики. Они почти брошенные, косые. Видимо, это Темнолесская. Колеса едут по дороге в разные стороны, у нас с Юркой падения и сбитые грязные коленки. Юрка падает тяжело, ногу прижимает неподъемный баул. Вижу, он хромает.

Потом помню забор. С трудом переваливаем через него тяжелые велосипеды.
Частная территория. На ней дом и злой, как чёрт, хозяин.
Мы что - слепые? - вопрошает он, - и не видели его забора?
- Видели, - признаемся мы. Уходим.

После гадкой скользкой тропинки, дорога становиться чище. Меня уже трясет в ознобе, я всерьёз боюсь схватить воспаление легких. С ужасом воображаю стоянку вечером – мокрые грязные вещи, холодную сырую палатку, ледяное купание в реке. Да я просто не встану утром! Хорошо, если проснусь! 

Чистим велосипеды от глины. Она залепила колеса, переключатели, колодки. 
- Проклятая пластилиновая страна…! – ругаются ребята.

Едем по более чистой дороге. Приезжаем куда-то с названием Мезмай. Поселок. Я еду на автопилоте.

- Давайте-ка поищем гостевой дом, - говорит Саня.
Я его готова расцеловать за такую чудную идею! Я даже не смела надеяться! Давайте поищем.

Долго искать не надо. Их тут много. Выбираем большой белый дом с потёртой вывеской на воротах.

Полная женщина с добрым лицом выходит с огорода, вытирая руки о передник. Договариваемся. Саня лихо торгуется насчёт баньки, она тут за дополнительную цену.
- Да с вас грязи больше натечёт, чем денег! – жалостливо всплёскивает руками хозяйка.
- Не волнуйтесь, мы сейчас всё помоем в речке!

И мы идём «всё мыть в речке». Забегаю прямо в кроссовках в воду по колено и остервенело драю велосипед. Скорее закончить, скорее прочь из ледяной воды! Я заканчиваю даже раньше Гриши и бегу в дом сушиться и пить чай. 

Вечером банька, и я, счастливая и умиротворенная, варю на кухне пельмени на всех. Идёт дождь. Мы проехали всего лишь 26 километров, мы снова отстаём от графика.

Я даже писать про этот день устала)

 

                                                                                       27 мая. ГУАМСКОЕ УЩЕЛЬЕ

Гуамское ущелье

Утром я вскакиваю свежая и отдохнувшая. От болезни не осталось и следа. Клин клином вышибают. Сегодня нам светит солнышко.

Я раскладываю на травке мокрые вещи сушиться. Мы готовимся к выезду – собираем вещи и велосипеды.
- Там собаки рвут какую-то куртку, - невзначай сообщает мне Юрка. И действительно, трое толстопузых щенков с рычанием таскают по двору грязную тряпку.
Мамочки, так это же моя куртка! Отнимаю у маленьких паразитов свой покусанный дождевик. Толстые глупые щенки бегаю за нами и суют носы в руки.

Уезжаем, спасибо гостеприимному дому за тепло и баньку!

Дорога какая-то странная и заброшенная. Здесь пролегает старый железнодорожный путь. Чем дальше в лес, тем заброшеннее все вокруг. Мы приближаемся к Гуамскому ущелью с «черного входа». Пролезаем через завал с камнями и лежащими деревьями. Когда-то здесь обрушился кусок скалы, поэтому путь забросили. Баулы – отдельно, велосипеды – отдельно. Иначе - никак.

Итак, вход в Гуамское ущелье. Ворота, табличка. И пугающие плакаты – на них текст о неимоверной опасности, которой ежесекундно подвергается путник в ущелье. И на самом видном месте – перечеркнутый красным велосипед. Ага, понятно.

Само ущелье пошире и повыше, чем Руфабго. К скале прилепилась узкая железная дорога. Она оставила сбоку еще более узкую – не более полуметра - полоску камней. Это – наша тропинка. На дне ущелья – бурная река с острыми камнями. Если человек сорвётся с тропинки – его перемелет, как в мясорубке о камни. Говорят, тут погибло два велосипедиста. Задели рельс баулом и сорвались вниз.

Солнце высоко и в ущелье светло и золотисто. Мы осторожны. 

Скоро доезжаем до маленькой станции. Туда недавно приехал паровозик с одним вагоном.
Он как игрушечный, глазастый и глупенький. Стайка туристов с фотоаппаратами, кафе с пирожками. Мы отдыхаем недолго.
- Езжайте скорее, пока паровоз обратно не пошёл, - советуют нам на станции. И мы едем.

Паровозик ходит совсем немного – и пяти километров не наберется до Гуамки (небольшого села у входа в ущелье). Дальше туристов выпускают, и они топают смотреть ущелье пешком. Через час едут обратно. Мы в паровозик не влезем, хотя я бы покаталась. 
О Гуамском ущелье у меня остались солнечные легкие воспоминания. А дома скоро будет висеть на стенке фотография, сделанная Саней. 

Гуамка и обед в кафе. Сегодня нам надо нагнать все километры, которые мы упустили. И во что бы то ни стало доехать до поселка Станционный. Прогон километров, ничего интересного. Здесь равнина. Мы в Краснодарском крае.

                                                                                            АПШЕРОНСК

Город как город. Глубинка с битым асфальтом. Ничего особенного. Останавливаемся у магазина, нам нужно пополнить запасы.

Вдруг, как из под земли, возникают двое патрульных.
- Документики ваши можно? – говорит один с противной ухмылочкой, - вы куда это едете? Ах, в Туапсе. А где у вас документы на велосипеды? Тут, товарищи, просто так ездить нельзя, можно и приехать. 
Выпадаем в осадок.
- Как нет документов на велосипеды? – продолжается допрос, - и как это вы доехали! Вас тут разуют за первым же углом!

Господи, да у них тут ещё Советский Союз! Данные педантично записывают в какие-то бланки и оставляют нас в покое. Хочется побыстрее убраться из города. Как назло, город длинный и никак не кончается.

Вечером мы за Станционным поселком. Стоянка на широком берегу реки. Вода в ней цвета кофе с молоком – густо бежевая и плотная. Что с ней такое, я так и не поняла. То ли она всегда этого цвета, то ли окрасилась после дождей глиной. Я даже отважно мою голову этой густой водой. Вроде ничего.

Мы совсем близко от селения и ребята пытаются спрятать костер, чтобы не привлекать внимание. Мы проехали сегодня 90 километров. А уже завтра мы увидим море.

                                                                                              28 мая. День воровства.

Ночь. Сверчки. Спокойно и тихо. Но меня грубо вырывают из объятий сна.
- Там кто-то ходит, - страшным голосом шепчет Саня, - слышишь?
Ничего я не слышу.
- Там точно кто-то есть. 
И вылезает из палатки. Охраняет, значит.
Никого нет.
- Да успокойся, ёжики, наверно, - зеваю я.

А утром мы недосчитываемся имущества. Пропал немытый котелок. Он лежал у костра. Никто из нас не брал его. Куда он делся? Может, собака утащила? Ищем в кустах, прочёсываем поле, смотрим на берегу. Котелка нет. Нас обворовали. 

- Я же говорил! – никак не может успокоиться Саня, наворачивая в поисках десятый круг по полю.

Расстроился Саня безумно. Котелок ему подарили друзья, да и как нам теперь готовить? Но ничего не сделать, скоро электричка в Туапсе, нужно ехать.

До поселка пара километров, едем, заглядывая за каждый куст. И у первого дома находим наш котелок! Чисто-начисто вылизанный. Смеемся, настроение поднимается. 

Электричка до Туапсе такая сверкающая и современная, что мы смотримся в ней неуместно. Сюда бы, на мягкие сидения, деловых бизнесменов в черных костюмах. Но вместо таковых, плюхаемся мы, пыльные и диковатые. И бабушки с тележками зелени и помидорами. 

После Олимпиады в Сочи все пригороды оборудованы по последнему слову техники. Новенькие «Ласточки» летают по железной дороге. До Туапсе не так далеко, всего 70 километров. Но что-то не так с дорогой, кажется, она слишком оживленная, поэтому мы едем на электричке. На вокзале Туапсе пересадка.

Нам нужна станция Водопадная, там ночёвка в кемпинге на берегу моря.

Приезжаем и заселяемся. Но сначала – море, а потом всё остальное. Море серое, хмурое, волнистое. Ребята лезут купаться, ковыляя на камнях. Камушки круглые и гладкие, но ходить, почему то, по ним тяжело. Я сижу на берегу, снова дует холодный ветер и немного штормит.

Наш кемпинг – длинная полоска берега с редкими деревьями. На ней раскиданы столики, беседки, стоят раковины и душевые кабины. В кемпинге мало людей. Парочка кампаний на машинах уже обжились и заняли столики. Больше никого нет. 
Мы встаем поодаль на возвышении и пытаемся поставить палатки. Колышки не хотят втыкаться в каменистую почву. Мы с Саней бродим по кусочку наших владений с палаткой и тыкаем колышками в землю. Это важно: поднимается сильный ветер, над головой висит сизая туча. Наконец кое-как справляемся и идём сидеть на берег. Посмотрев на нас, жители кемпинга тоже тянутся к морю. Одни даже тащат с собой большой кальян. 

Потом идем в магазин-кафе, расположенный чуть в стороне. Там есть вай-фай и столики. И толстый недовольный дядька-сторож.
Увидев Саню, дядька без обиняков заявляет ему в глаза:
- Таких, как ты – не уважаю!
Саня столбенеет.
- Чтооо? Вы мне?
Оказывается. Мимо недавно проходил пеший турист. С большим рюкзаком (а у Сани за плечами как раз большой фото-рюкзак). И посмел во владениях данного сторожа, простите , навалить кучу. Далее логическая цепочка становиться понятной – турист-рюкзак-куча-не уважаю. Дядька много всего наговорил в этом духе, но потом даже вынес кофе и разрешил пить из его чашки.

Вечером мы снова обворованы собаками. Тощие щенки-подростки вьются вокруг, заглядывая в глаза. Мне особенно полюбился рыжий щенок-лисёнок, я сую ему вкусные кусочки. 
Потом отвлекаюсь резать помидор, и вдруг слышу вопль Юрки. 
Мои щенки оперативно уносят кулечки с печеньем, опрометчиво оставленные под деревом. Кулёчки смешно болтаются в зубах. Догоняем и отнимаем, а в качестве компенсации отдаём им остатки ужина и разрешаем вылизывать котелок.

Тем кто ни разу не ночевал на берегу моря, советую это включить в список жизненных планов. Это была лучшая ночь похода. Свежий соленый ветер, гул морских волн и шум ветра. Ветер сильный. 
Я переживаю, что носки, сохнущие на веревке, разлетятся по всему кемпингу. Мы на велосипедах проехали сегодня (ха-ха) не более четырёх километров.

29 мая. 

 

Подхожу ближе к жемчужине нашего похода - Абхазии. Сегодня мы пересечём границу. Но сначала надо до неё доехать.

Встаём безбожно рано - в пять утра. Собираем палатки. У нас электричка в Адлер. Садимся. "Ласточка" пустая. 
- Это она пока пустая! - нервничает контролёр, - а перед Сочи знаете сколько народу будет!? Да вас тут линчуют! Давайте хотя бы сумки уберём! 
Убираем баулы на специальные стойки. 
А теперь представьте: будний день, утро, час пик. Пять велосипедов занимают много места, вдобавок загородив пять откидных стульчиков. На каждой станции стоит все больше людей. Атмосфера накаляется.
- Я такого безобразия ни разу не видела!- наконец-то разразился гром. Толстая тетка бушует, остальные радостно поддерживают. - С детьми стоят, а эти тут велосипеды расставили!
- За их провоз деньги берут! И не наша проблема, где их тут размещать! - ставит всех на место Юрик. Дальше едем в мрачном молчании до Сочи. В Сочи, слава богу, почти все выходят.

И наконец-то Адлер. Потом 15 километров. И граница.

АБХАЗИЯ

Гагра

Ну вот мы и в Абхазии. Граница пройдена за полчаса.

Абхазия - это рай на земле. Правда, дороги в раю не очень, правила движения и знаки отсутствуют, дома обшарпаны. Но мне так даже интереснее после вылизанного до блеска Сочи.
А деревья здесь - заглядение! Всевозможные пальмы, нечто, цветущее белыми мохнатыми цветами, эвкалипты, кипарисы, все на свете увито плющем. Субтропики.

Едем в Гагру. Я, признаться, расслабилась, у меня ничего не едет и никак не крутится. Ребята купаются по дороге в море, мы в общем, не торопимся.
Под Пицундой нас уже ждут заранее забронированные номера и наш личный проводник. Но сначала Гагра. Дорога идет вверх. Пыхчу, беру подъёмы, всё как всегда.

В Гаграх нас втречает проводник - Артём. Знакомимся.
Если писать про Артёма, то мне никакого отчёта не хватит! Скажу только, что наш Тёма - прохвост и проныра, каких свет не видывал. 
- А где тут перекусить можно?
- Да зачем? Приезжайте скорее к дому, всё будет, шашлычка пожарим, - отмахивается он.
Артём уезжает, он на мотоцикле. А мы всё-таки голодные. И хотим перекусить.

Ищем кафе с национальной кухней. "Бзыбь". Отлично!
Шашлык, мамалыга, ткемали, хачапури, лаваш, домашнее вино - всё хочется попробовать. И вместо легкого перекуса набиваем животы. 
Потом, постанывая, едем к Пицунде. 

К нашему ужасу, в гостинице нас ждёт... накрытый стол. О нет! Супчик, белый рис, овощи - все очень вкусно, но... Но мы едим ещё раз. Нельзя обижать хозяев, они готовились нас встретить.
- Юрик, дай скорее мезим, - жалобно прошу я. 

Заселяемся. Номера - просто шикарны! Я такого не ожидала. Обалденно просторные, двухэтажные (!) и очень недорогие. Внизу - маленькая гостиная с диванчиком, а по лесенке поднимаемся в уютную спальню. Кроме нас, здесь есть постояльцы. Целая стайка детей бегает по двору. 

- Значит так, - командует Артём, - сейчас отдыхаете, я пока мяса куплю, овощей, всё подготовлю, вечером на море поедем. Чачи возьмём, вина!
Он много говорит, бурно жестикулирует, смеётся. И не забывает всё посчитать и взять денежку.

Через час едем на море. Уже темно, хоть глаз выколи. Летают светлячки, мы перебудили в деревне всех собак. Рассаживаемся на берегу. 

Артём много говорит, мы слушаем. Он сыплет анекдотами, без стеснения рассказывает о себе. Когда-то он жил в Москве, лет десять назад, а потом уехал сюда и счастлив. Здесь лучше, только с работой беда. Но он тут всех и всё знает, крутится, машину вот купил. И пирожки будет скоро продавать, он повар, точку откроет. 

Едим шашлык. Шашлык этот - самый вкусный в моей жизни. Но я очень хочу спать. Завтра ранний подъём, мы едем на гору Мамдзышха. Пройдено 63 километра.

30 мая.
ГОРА МАМДЗЫШХА

Вершина горы, почти 2000 м над уровнем моря

Эта гора с непроизносимым названием вовышается над Гагрой на высоте 1870м. Сегодня утром её вершина скрыта в плотном тумане. Даже не в тумане, а в облаке. Мы поднимемся выше облаков.

Но Саня расстроен. 
Мы же ничего не увидим! - сокрушается он. С собой у него рюкзак с фото-техникой.

На Мамдзышху нас матрасно поднимают на большом фургоне. С разобранными велосипедами. Нам предстоит добраться своим ходом до вершины - около 7ми километров и спустится с горы самостоятельно. Это представляется мне лёгкой увесилительной прогулкой. Ведь самое тяжелое за нас сделал белый фургон.

Когда-то здесь хотели построить санаторий, но что-то не сложилось, зато осталась хорошая асфальтовая дорога длиной в 30 километров. Нас, сквозь густой туман, привозят на площадку. Дальше - только тропа, по ней не проедут даже тюнингованные джипы. 

Здесь только-только начал таять снег. Ручейки текут вниз по тропинке, прыгая по камушкам. А потом мы выходим на северный склон. Там снег лежит.

Его здесь много! Он сохранился во влажной тени деревьев и теперь белеет на дороге. Он сероватый, присыпанный листьями сверху, но мокрый и рыхлый. Он тает. Мы идем по этому снегу. Он лежит большими кусками на нашей тропе.

Если сначала снег меня умилял и радовал, то после получаса ходьбы по нему, начинает раздражать. Обувь ни у кого из нас не годится для таких прогулок. Идти тяжело, колеса зарываются в рыхлую поверхность. 

Выходим из леса с северного склона на просторные луга, здесь снега мало, но он коварен. Он разлегся на тропе огромными пластами в самых неудобных и опасных местах. Он закрыл нашу дорогу белыми глыбами.

Но мы идем дальше по глыбам наверх, к пустующим пока домикам пастухов. Здесь - летние пастбища, сюда пригоняют скот на лето. Здесь никого нет. Там мы прячем ненужные нам велосипеды и идём дальше налегке. 

Дорожка снова петляет и обманывает, скрывая вершину. За каждым поворотом - снова длинный виток подъёма. Небо низкое и серое, дует холодный ветер. Пока мы не добрались до вершины, я смотрю только под ноги.

Вершина помечена деревянной треногой. Мы дошли! Мы стоим чуть ниже, там, где в разрыве облаков виден город далеко внизу и расстилается море.

У меня нет слов рассказать, как это красиво. Я теперь понимаю, что заставляет альпинистов, рискуя жизнью, лезть на самую вершину. Мимо нас плывут облака. Хочется стать большой птицей и сорваться на крыльях вниз.

Мы там долго сидим.

Потом идем обратно, притихшие и почти не разговариваем. Путь обратно всегда кажется короче. Мы забираем велосипеды.

Снова снежники. Спускаться по ним сложнее. 
Бац! - это падает Саня и скользит вниз по склону на снегу.
Я застряла сразу за ним. Сижу на выгрызенной ступенечке, держу тяжелый велик, шагу сделать не могу. Скатиться по склону тут не опасно, но приятного мало.

Спускаемся на асфальт ближе к вечеру. Ноги мокрые и холодные. Ещё 30 километров вниз. 30 километров холодного ветра. 

Ребята носятся с бешеной скоростью под 70км\ч! Вот психи, думаю я и жму тормоза. 
Мы спустились под вечер и поехали в любимую "Бзыбь" кушать хачапури.

Проехали мы, не считая 15 километров пешком, 46 километров.

31 мая. Новый Афон.

Монастырь

Сегодня мы решили отдохнуть. Ну как - отдохнуть? Мы едем в Новый Афон без велосипедов. Причина в основном в том, что пять велосипедов не влезут в новую машину Артёма. Он сегодня - наш гид, проводник и водитель.

Утренние сборы. Не знаю, что там произошло у ребят, вижу только Гришу, который досадливо садится на велосипед и уезжает куда-то один. С нами он не хочет, "он сто раз был в Новом Афоне".

Но причина не в этом, конечно. Гриша от нас устал, и я его понимаю. 
Он, старый одиночка, устал смотреть на наши медлительные сборы, устал от бесконечных магазинов с пивом, устал от злых на язык ребят и их дразнилок. 
Он уехал в сторону Юпшарского каньона и, видимо, здорово ипортил нам карму.

Через десять километров Артём пробивает колесо на идеальном асфальте. Ругается, кому-то звонит.
С собой он взял трёхлетнего сынишку - Омара, Омика. Бестолковый детёныш балуется, лезет на дорогу. Глаз да глаз. Я бы убрала его в багажник.

Но вот мы в Новом Афоне. 
Поднимаемся к Анакопийской крепости. У неё богатая история, но меня волнует сейчас только то, что её умудрились выстроить так высоко! 350 метров над уровнем моря! Пешком! Да сколько можно?
На жаре тащимся к крепости. Внизу манит и дразнит лазурное море - вот где бы сейчас оказаться!
Крепость в состоянии руин. Посередине - колодец с чистой водой. Эту крепость ни разу не смогли взять. Неудивительно. Мы даже дошли до неё с трудом. 

Потом - Новоафонские пещеры. Экскурсия под землёй. Много писать не буду, но зрелище достойное и величественное. В глубокие залы нас отвозит маленькое метро, потом топаем по специальным металлическим дорожкам под каменными сводами. Туристов много, наша группа - больше 50 человек. 
Угадайте, кто идет последним? Кого всё время нужно ждать? Кого раздраженно подгоняет экскурсовод? 

Конечно, моего мужа. Он идёт, обвешанный объективами, с Гришиной камерой, и фотографирует каждый камень, каждый сталактит, каждый натёк.
Мы ходим там полтора часа, это официальное время экскурсии.

Потом - Новоафонский Монастырь. Издалека он выглядит, как расписная ёлочная игрушка. К нему ведёт аллея кипарисов. И парк, с водопадом и мостиками. И на сладкое - невнятная экскурсия по краеведческому музею, навязанная Артёмом. 

Всё, хватит! Мы устали, мы голодные. Хотим в кафе.

- Не надо вам в кафе, сейчас мы поедем в одно место! В хорошую абхазкую семью, - Артём лучится энтузиазмом, - разве я когда нибудь советовал вам фигню? - угрожающе осведомляется он.

Хочу напомнить про экскурсию в музей, но молчу. Мы куда-то едем.

- Может, лучше всё же в кафе? - робко вякаем мы.
- Ну когда вы ещё побываете в гостях у НАСТОЯЩИХ абхазов? Я уже договорился, нас ждут. Только нужно будет скинуться. Немного, ну рубликов 400-500.

Ну уж нет! Тут торгуюсь я. Всё стоит у них денежку - и вход к крепости, и само-собой, в пещеры, и наша поездка, и невнятная экскурсия - тоже платное удовольствие. 
То, что в Абхазии всё дёшево - миф.

Ладно, вопрос с ценой утрясли. Приезжаем затемно на широкий двор за забором. Нам как-то неуютно и не по себе. Нас встречают громкими воплями хозяева и ведут по коврам за круглый стол. И ставят перед нами мамалыгу. Вижу кислые лица ребят.

Мамалыга - это такая кукурузная каша. Национальное блюдо. Её, в лучшем случае, могу поесть я. Или Гриша. Но парням подавай шашлык и суп из потрошков. Они так грустно смотрят на эту кашу, что мне смешно. 
За стол усаживаются и все мужчины из "хорошей абхазкой семьи". После эн-ного количества чачи и вина, ребята начинают в охотку есть эту несчастную кашу. Руками, здесь так принято. Я прошу чаю, мне приносят чайничек и варенье из груш. Чай тут собирают прямо на огороде.

Потом на столе появляется острая аджика, фасоль, домашние яйца. Вино и чача льётся рекой, ребята хмелеют. Тамада (стол обязательно ведёт тамада) изощрённо умудряется заставить пить вино и меня. Выползаем оттдуда заполночь. Нас прямо-таки утаскивает Артём - его Омик уже извёлся и капризничает.

Едем домой. Омик спит на заднем сидении. Как ни странно, мы действительно довольны.

1 июня. ОЗЕРО МЗЫ ИЛИ ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ
(Самый ужасный и прекрасный день похода.)

Озеро Мзы
Подъём в пять утра и так достаточно жесток, а после вчерашних возлияний - в двойне. Но нас уже ждёт белый фургон. Сегодня мы должны ехать на озеро Мзы.

- Где Юра? - озабочено спрашивает Ринат, - его нигде нет!
- Как это - нет?
Ищем Юру. Оказывается, они с Артёмом вчера пошли смотреть расписание электричек. И как-то незаметно стали пить вино. И как-то незаметно Юрик уснул на диванчике у Артёма. Теперь он выглядит - краше в гроб кладут.

Я вообще не хочу никуда ехать. Мне уже не надо никакого озера, никаких гор. Я устала и с умилением вспоминаю рабочие будни. Видимо, там я и отдохну от своего жестокого отпуска. 
Но я еду. В основном из-за финансового вопроса. Заброска к озеру и так влетает в копеечку, а если я не поеду, то ребята вовсе "без штанов" останутся.

Вот с таким настроением и ужасным самочувствием едем мы к озеру Мзы. Артём коварно даёт нам с собой две бутылки домашнего вина.

Заброска происходит аналогично прошлому разу. Нас везут по проезжаемой дороге, а доходим до озера и возвращаемся обратно мы сами. Мы поднимаемся на высоту 2000м (мимо озера Рица, но об этом позже). Я не выспалась, меня тошнит. 

Наконец-то приехали! Осоловелые, заспанные, вялые, выгружаемся из машины. Здесь луга и открытое пространство, на них куча домиков. Это - лагерь альпинистов, сейчас здесь никого нет. Переходим через речку по бревну и встаём на маршрут.

Перво-наперво, прячем велосипеды в самом дальнем домике. Они нам понадобятся на обратном пути. Потом я основательно готовлюсь. Здесь тоже будет снег и вода, говорили мне. Я надеваю на ноги пакеты, на голову - шапку. Теперь можно идти. У нас с собой колбаса, вино и кастрюлька с горелкой.

И мы идём. Затея с пакетами была хороша. Но пакеты при ходьбе сползают. А мы идём по какой-то жиже. Через 200 метров ноги промокают на пятках. Через 500 метров - уже полностью мокрые. 

И начинается снег (в смысле - на земле). Он не лежит участками, как на Мамдзышхе. Он здесь не таял. Его здесь - целый метр над землёй. Весь наш маршрут пролегает по снегу. Идти по нему - 16 километров. Восемь туда, восемь обратно.

Мы идём по лесу. Юрик ковыляет последний. На его ногах красуются шлепанцы на голую ногу! Лед забивается под ремешки, Юрик его вытряхивает каждые сто метров.
- Юра! Давай я тебе носки дам! - ужасаюсь я.
Нет, отказывается Юра. Ему очень удобно ходить именно так. В шлепанцах. Босиком.

После леса мы снова на лугах, здесь они покрыты снегом полностью. Вокруг - горы. Они выглядят нарисованными на небе, словно декорации в театре. Неподвижные и белые. Светит солнце. Юрик и Ринат снимают футболки и начинают "загорать". 

Проклинаю про себя это озеро. Нужно же ему было упасть в таком месте! Лежало бы себе где-нибудь за сто километров, и мы бы сюда не тащились. Мне бы и Рица вполне хватило.

Мы отдыхаем на кусочке мокрой земли, чудом сохранившейся в белой пустыне. После снега стоять на ней тепло и восхитительно. Мы все в летней легкой обуви. Особенно Юра.

- Вон, видишь ту расщелину? - указывает Гриша, - в ней озеро. 
До расщелины недалеко, но из-за холмов путь тянется долго. Вверх-вниз, вверх-вниз.

Ну и не стоило это озеро Мзы таких мучений! Оно не более 50 метров в диаметре, круглое, и покрыто льдом и снегом. Только в одном месте лёд слегка просел, выпуская на поверхность немного ледяной воды.
И Ринат лезет туда купаться. Не зря же он тащил с собой полотенце?

Залезть туда - все равно что в прорубь! Ринат громко орёт и сучит ногами, выражая крайнюю степень страдания. Он купается секунд десять и пулей летит надевать кроссовки. Он теперь весь такой синенький и трясущийся.

Мы делаем привал на огромном валуне. Камень теплый от солнца, одно удовольствие на нем сидеть. Мы топим в маленькой кастрюльке снег и кипятим чай. Обедаем бутербродами.
И тут я замечаю, что Юрик с Ринатом допивают уже вторую бутылку вина. Почти три литра! Да после вчерашней чачи! 

И они превращаются в больших детей. С глупым хихиканием, катаются на заднице с горки. Проваливаются в снег по пояс и хохочут.
Они напоминают мне двух полуобнажённых эльфов в алкогольной эйфории. Саня отбирает у них недопитое вино. У нас впереди ещё долгий и опасный спуск по асфальту.

Шли обратно они долго и мучительно. Я как-то увязалась за Гришей и убежала вперед. Мне хотелось побыстрее уйти со снега на тёплую сырую землю. Гриша недовольно бубнил всю дорогу про слишком медленных и слишком пьяных личностей. 

Наконец-то земля! Островки земли попадались все чаще, скоро мы у домиков. 
Ищем наш. Они тут все какие-то одинаковые. 

По бревну переходить речку не стали. Топали прямо по воде через брод - все равно обувь мокрая. Терять нечего. Позади наше ледовое побоище, едем вниз, к Рице.

ОЗЕРО РИЦА И ЮПШАРСКИЙ КАНЬОН

озеро Рица

Озеро Рица - жемчужина Абхазии. Спускаемся до него 20 километров. 
Теперь я еду первая, моя скорость признана самой безопасной. Все неуклюжие личности едут за мной.
Озеро раскинулось на высоте 950 метров над уровнем моря. Оно огромное, гладкое и зеленоватое. Останавливаемся на обзорной площадке. Красиво, дух захватывает. Но мы так долго возились с Мзы, что нет толком времени посидеть на лавочке, погулять в парке и посмотреть окресности. Мы едем дальше.

Дальше - Юпшарский каньон. Это даже круче, чем Рица! 
Каньон этот - очень широкое ущелье. Проезжаем мимо великанских каменных стен, с них красиво свисают лианы. Стены нависают над нами огромными выступами. Грохочет река, через неё перекинуты мостики. Саня готов здесь фотографировать каждый сантиметр. Когда мы ехали утром, всю эту красоту замылило стекло атомобиля. Сейчас - по другому. Мы остро чувствуем мощь бурной реки и этих каменных стен.

Для отчётности, упоминаю и маленькое озерцо по пути с ярко бирюзовой водой. Но я настолько устала к этому моменту, что глаза мои ни на что уже не смотрели. 

Устала я смертельно. Пожалуй, не меньше, чем на Бандитском перевале. У меня болит несчастное колено, я его застудила на снегу. Я хочу домой. Приезжаем туда в темноте. 
Мы проехали 73 км, а прошли - 16км.

2 июня. Последний день в Абхазии.

Пицунда

Да, действительно, завтра мы уезжаем. Сегодня - день отдыха, мы заслужили.
Сегодня мы поедем в Пицунду и будем целый день валяться на пляже. 

До Пицунды около 15 километров. Сам город курортный и провинциальный одновременно. Мы смотрим Пицундский храм, гуляем, покупаем подарки домой. Я беру баночку мандаринового варенья и специи.

Потом весь день валяемся на пляже. Море ледяное и спокойное, можно только зайти и выйти. Самые значимые события дня - дельфин, показавшийся возле берега и клещ на спине Рината. Ринат - единственный, кто не сделал прививки от инцефалита. Клещ как чувствовал.
- Сфотографируй его и скорее покажи мне! - суёт он мне телефон. И долго разглядывает фото своего клеща. Я обещаю вытащить, я умею. 
Мы расслабленно и лениво проводим время. Даже Гриша растянулся на солнце и никуда не торопится.

Вечером, по пути домой, заезжаем в апацху (так называются здесь кафе с национальной кухней). Берем шашлык и хачапури. Я заказываю солянку по-кавказски.
Боже мой! Во что здесь превратили безобидный суп! Его сварили прямо в аджике, забыв добавить воды! 

Пара слов про самих абхазцев. Помимо их нежной любви к аджике. Они смуглые и черноволосые, они громко кричат "Оро!" при встрече и бурно жестикулируют. Главное для них - семейный очаг и родственные связи. Здесь принято громко смеяться и пить много вина.
- Как научиться говорить по абхазски? Да очень просто! - учит нас один таксист. - Набираешь в рот горячую картошку, а потом начинаешь громко кричать и выплевывать её! И получится - абхазкий язык!

Вечером вытаскиваю клеща у Рината. Он аккуратно убирает его в коробочку. Возьмёт домой на экспертизу.
- Сувенир с моря! - смеётся он, - Небольшой, зато свой!

У меня сбился компьютер на озере Мзы, но проехали мы около 30 километров.

3 июня.
Мы выезжаем глубокой ночью - в три часа. Почти не спали, собирали раскиданные по номеру вещи. Снова знакомый фургон. В это раз он отвезёт нас на границу. Провожают Артём и Гриша. Гриша решил остаться еще ненадолго. Прощаемся с ними.

После границы едем в Адлер. Четыре часа утра. Встречаем рассвет в дороге. Мы долго кружим по городу в поисках вокзала, точнее, подъезда к нему. Долго - это пятнадцать километров. Я вяло кручу педали, тело мстит мне за ранний подъём слабостью и звенящей пустотой в животе. Есть хочется невыносимо. Вокзал. Электричка. Снова едем в Туапсе. Грустно и муторно.

В Туапсе мы немного оживаем. До поезда есть несколько часов, мы спокойно разбираем велосипеды, упаковываем в чёрные пакеты, заматываем скотчем.
Шаварма из Туапсе получает самый низкий рейтинговый бал из возможных.
Мы даже немножко гуляем по городу. Заходим на рынок. 

Потом поезд. Уложив все вещи, разместив велосипеды, я прислоняюсь к стенке вагона и закрываю глаза. Вот и всё. 
Всё закончилось. 

Мы проехали почти 800 километров.

Адлер

 

БЛАГОДАРНОСТИ

Самое главное спасибо - Сане, моему мужу. Это он придумал для нас чудесный отпуск, много месяцев работал над маршрутом, фотографировал каждый интересный момент похода. Без него ничего бы не было. Я его очень люблю и ценю! 

Спасибо ребятам - Ринату и Юрику -за то что они такие смешные и веселые. Они помогали мне в этом походе на самых тяжёлых участках, они смеялись и чудили даже тогда, когда сил не оставалось! 

Спасибо Грише - за терпение с нами, опыт, юмор и мегабайты снятого видео! 

Мы действительно были командой, у нас все получилось Этот поход связал нас крепкой дружбой.

Огромное спасибо Светлане Титовой за отчет!!!

Полная версия фото:

Часть 1 https://vk.com/album44561371_218790284

Часть 2: https://vk.com/album44561371_218792502

Полный отчет с техническими данными и расчетами можно скачать по ссылке

https://yadi.sk/i/rvPyjKfJptqsY

 

 

 

Оцените материал
(10 голосов)

Комментарии   

 
+1 # chuprin 30.07.2015 21:09
Поход - супер! Отчёт - супер! Фотографии - супер! Молодцы, так держать!
 
 
# SantaClause 30.07.2015 21:10
Спасибо!!!
 

Для комментирования войдите или зарегистрируйтесь

Наверх
« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Сайт

Поиск

Войти или Зарегистрироваться